Василий Галуза: «У вас появились подозрения, что ребенок пропал – сразу обращайтесь в полицию»

30.05.2018
IMG_3987.JPG

Руководитель территориального подразделения Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям рассказал, как им удается находить детей и сколько людей они могут привлечь к поискам.

– Василий, расскажите, когда в омском регионе появилась поисковая организация ?

– Первые попытки создания были еще в 2010 году. Они получились успешными. Тогда группа людей, которая была неравнодушна к проблеме, решила выйти на помощь к сотрудникам полиции. С 2012 года отряд начал помогать не только уголовному розыску. Было заключено соглашение со Следственным комитетом. Все случаи пропажи детей, к которым мы были привлечены, раскрыты.

 – Что сегодня из себя представляет территориальное подразделение и чем оно занимается?

  – Если с 2012 года по начало 2018 года это был просто поисковый отряд, то на данный момент мы 2 мая подписали соглашение с Национальным Центром помощи пропавшим и пострадавшим детям. На его базе отрыли филиал в Омской области. Если мы занимаемся конкретно поисками, то Национальный Центр в сотрудничестве с нами помогает еще и пострадавшим. Буквально на минувшей недели в Москву из Омска привезли двух тяжелобольных детей и тут же начали оказывать помощь в Тушинской больнице. Столичные врачи были в Омске 2 мая. Они обследовали около 300 детей: проехались по детским домам, по спецучреждениям, по обычным больницам и встретились с обычными пациентами. Все обследования детей были бесплатными. Так, врачи приняли решение увезти в Москву некоторых ребят, которые находились в тяжелейшем состоянии. В июне они увезут еще нескольких и так далее. В месяц от 2-4 детей.

 – На какие средства существует ваша организация?

 – Все оборудование у нас свое, но скоро появится новое. Мы всегда существовали на свои деньги, да и сейчас не отказываемся от этого. Остановиться на достигнутом и все бросить – это не в нашей политике.

  – Сколько человек в подразделении на постоянной основе и сколько вы можете по максимуму привлечь к поиску по необходимости?

  – На данный момент руководящий состав – это 6 человек. Также создан свой костяк постоянных волонтеров, которые на протяжении нескольких лет не пропустили ни одних поисков – это примерно 18-20 человек. При поисках детей тут цифра очень плавает. Все, наверное, слышали про случай, который произошел в январе. Тогда две маленькие девочки пропали в Старом Кировске, позже они что-то украли в магазине, и их нашли. На тот момент мы для себя даже побили какой-то рекорд в количестве привлеченных людей. У нас один из координаторов работает в службе такси. Тогда, при поисках девочек, он обратится в свою организацию и на поиск вышли 300-400 таксистов на личных авто. Они стянулись со всех районов города. Просто сходились кольцом к месту пропажи детей. Это еще не считая волонтеров. Люди приходили к нам целые сутки. Кто-то вместо работы даже приезжал. Подтянулось несколько автоклубов города. Ну на тот момент по подсчетам людей было около 500-600.

– Как вы считаете, почему дети сбегают?

  – Первое – это безнадзорность и бесконтрольность родителей, когда они не интересуются тем, где находятся их дети, с кем дружат. Также дети сбегают из-за конфликтов в школах и дома, девиантное поведение самих детей, которые в силу специфики своего характера склонны к бродяжничеству. Часто сбегают дети из спецучреждений. Так они выражают протест местным уставам, правилам или тем же конфликтам с другими ребятами. Важно с ребенком поддерживать теплые отношения, пусть будут это родители или воспитатель. Тогда есть шанс, что ваш ребенок никуда не побежит. Если ребенок все-таки уходит, нужно знать, с кем он общается, телефоны его друзей и родителей.

– Расскажите, через сколько времени можно обращаться в органы и в поисковые отряды за помощью?

  – Люди у нас старого устоя. Мы все чаще встречаемся с таким случаем, что люди выходят на нас и спрашивают: «Что нам делать, у нас пропал ребенок?». Мы говорим, что необходимо написать заявление. В ответ слышим, что по правилам обращаться в полицию можно только по истечении нескольких суток. Давно нет никаких временных рамок. Я всегда привожу пример: отправили ребенка за хлебом. Вы знаете, что у него займет это 15 минут. Через 40 минут у вас появились подозрения на то, что ребенок пропал – сразу обращайтесь в полицию. У вас обязаны принять заявление. С этим мы уже бьемся несколько лет.

 – Проводите ли вы какие-то мероприятия, связанные с профилактикой детей и их родителей?

  – Конечно, в минувшие выходные в парке 30-летия ВЛКСМ мы проводили интерактивные игры по поиску человека, также рассказывали детям и родителям, как можно исключить детский побег. Сейчас мы вместе с органами полиции готовим профилактические проекты. Их будет два – первый мы проведем летом по детским оздоровительным лагерям. Расскажем о безопасности отдыха. Второй, когда министерство образования даст добро, скорее всего, это будет с сентября, мы начнем проводить в общеобразовательных школах и спецучреждениях классные часы, связанные с детскими побегами.

 – Как обезопасить себя и своих родных? Существуют ли какие-то специальные программы на смартфонах или какие-то гаджеты с GPS-навигацией?

 – Я всегда советую родственникам детей и пожилых людей, которые иногда страдают потерей памяти, элементарно, в любом магазине сотовой связи купить маленький браслетик, где встроен GPS-маячок. Браслет красивый. Их продается множество вариантов в разных цветах. Самый простой стоит до 3 тысяч рублей. Данный браслет облегчает работу по поиску человека и полиции, и нам. С помощью него мы можем спокойно отследить, где находится человек. Многие интересуются вопросом о зарядке устройства. Батарейку он держит до 2-3 недель.

По материалам - http://bk55.ru/news/article/127184/

Мы в соцсетях:
     

СТАТЬ ВОЛОНТЕРОМ СЛУЖБЫ ПОИСКА